Cool Sims

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Cool Sims » Симс-сериалы и истории » Мучение души моей


Мучение души моей

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Название сериала: Мучение души моей
Жанр: Мистика, психологический триллер
Автор: Lyciferiya
Режисер-постановщик: Lyciferiya
Возрастные ограничения: 17+
Картинка к предисловию:http://i080.radikal.ru/1109/47/7b7f292f2c0d.jpg
Предисловие:
С прорывом в области знаний и последующей научно-технической революцией человечество перешло в новую эру, оставив позади мир религии. Но языческие культы, наводящие страх при одном упоминании, смогли сохранить свою власть в отдаленных уголках планеты. Почему они не исчезли со временем? Неужели они древнее начала человеческого? Истинная тайна кошмаров Вселенной! Сможет ли человеческая душа спастись? 

+1

2

Lyciferiya
предыстория оочень заинтересовала, давно хотелось почитать психологический триллер и вот он, гранд мерси так сказать ;)
надеюсь, что не забросишь и когда нибудь мы увидим запись *завершено*
+ для начала ну и естественно удачи и вдохновения!

0

3

Smile :)
Спасибо большое!) Очень рада,что смогла заинтересовать) Пишу уже давно, но только сейчас решилась на что-то серьезное.
Вообще, я сначала планировала только мистику, но я любитель подробно описывать внутренние переживания и страхи(а это уже элементы триллера) :rolleyes:
Первая серия уже есть,скоро постараюсь выложить) Ну, и не разочаровать постараюсь!

0

4

http://i007.radikal.ru/1202/2c/5af433234e93.jpg
США. Стонсэт. 1889 год.
Особняк «Флорел Хилл», принадлежащий семье Уэзли, стоял на окраине города и был окутан туманом. В это ранее утро, моросящий дождь, вырвавшийся из свинцового неба, омывал зеленые холмы, которые только вышли из ночной тени. Сад, расположенный вокруг дома, выглядел погибшим в пелене пасмурной погоды. Природа готовилась к приходу осени, запах которой витал в воздухе.
http://i033.radikal.ru/1109/17/a82f69518e51.jpg
Все говорило о несчастье, поставившей печать скорби на владельцах особняка. Несколько дней назад, в комнате младшего сына - Марка, раздался душераздирающий вопль. Дворецкий сразу поспешил в апартаменты хозяина и застал парня лежащим на полу. Он бился в конвульсиях, выкрикивая что-то на неизвестном языке. Старик нерешительно подошел, но тут же упал от ужаса рядом,ведь в стеклянных глазах Марка застыл образ бесформенного существа, тянущего свои лапы к очередной душе. Сердце бедного Тома не выдержало...
Теперь, Марк лежал на широкой кровати, накрытый теплым одеялом. Свет с трудом пробивался сквозь небольшие окна, завешанные темными шторами. Комната обитала во мраке и лишь пара газовых светильников освещали ее.
Кожа Марка стала бледной, а на худощавых руках проступали вены. Только слабый пульс и ровное дыхание, приводящее в еле заметное движение грудную клетку, говорили о том, что в нем теплится жизнь.
Миссис Клэр покорно сидела возле сына, проливая горькие слезы. Она постоянно трогала запястье парня, чтобы развеять ужасные сомнения. Как только они покидали ее, пусть даже не на долго, женщина облокачивалась на спинку стула и забывалась во сне.
Мать не хотела верить в случившиеся, все ее мысленные взоры были обращены к Богу со словами: За что? За что? Клэр поглотило чувство вины. Она видела, как Марк изменился за последние месяцы: стал замкнутым и растратил былую стать. Женщина чувствовала всеми фибрами души, надвигающуюся, словно цунами, опасность, но не предала внутренней тревоги должного внимания. Горе всегда обходило стороной счастливчиков Уэзли и Клэр решила, что черная зависть недругов отравила их удачу.
http://s57.radikal.ru/i157/1109/3b/73978864a538.jpg
Слухи действительно распространились подобно заразе. Марку было 25 лет от роду и ничем не примечательный молодой человек, смог заработать себе дурную репутацию. В отличие от отца, занимавшимся изучением растений и их целебных свойств, он ударился в темную сферу оккультных знаний, перечеркнув все принятые каноны научной жизни. Он и слышать не хотел о престижных учебных заведениях, ведь искренне был убежден в лживости знаний, накопленных человечеством. Марк превратился в одержимого безумца, который жаждал найти доказательства существованию древних истин, опровергающих существование единого Бога. Атеистические настроения давно царили в обществе, разрушая его нравственную структуру, но мысли, высказанные Марком при любой возможности, порождали волны недовольства.
В это время Роберт Уэзли искал самого лучшего врача в Стонсэте, положившись на всю силу своего влияния. К счастью, научное сообщество сразу откликнулось на его просьбу и предоставило специалиста, заслужившего мировую популярность. Им оказался Найджел Фейн,который занимался вопросами в области психиатрии и посвятил всю свою ученую жизнь изучению тяжелейших психологических расстройств.
Он прибыл в город на первом поезде,который пыхтел подобно самому злостному курильщику.В выходной день улицы Стонсэта только начали пробуждаться, тем не менее на перроне было многолюдно. Железнодорожная станция уже с первых дней существования превратилось в место долгожданных встреч или же – разочарований. Ее построили в недалеком 1865 году, сразу после разоряющей гражданской войны. Кирпичное здание стало символом новой жизни свободной от рабства Америки.
http://i049.radikal.ru/1109/b9/1a94d291f464.jpg
Роберт почтенно встретил доктора,ведь он возлагал на него большие надежды.
- Добрый день, мистер Фейн!- Роберт снял шляпу, боязнь за сына не позволила ему пренебречь правилами приличия.- Очень рад, что Вы смогли прибыть так скоро!
Пожилой мужчина понимал все серьезность ситуации, поэтому быстро обменявшим приветствием в ответ, выразил свое стремление незамедлительно помочь. Возле станции их ожидал экипаж, погруженный в атмосферу слякотного утра. Джентльмены поспешили к транспорту, который лишь к вечеру доставил их в «Флорел Хилл».
Клэр все сидела возле Марка, когда зашел ее муж с доктором. Женщина быстро поднялась из кресла и поправила слегка помятую юбку.
- Добрый вечер, доктор! Вы не представляет…как… - она прикрыла рот рукой, дабы сдержать свои эмоции.
Мужчина сочувственно посмотрел на миссис Уэзли, постаревшую за несколько дней на пару лет.
- Я сделаю все, что в моих силах, - Найджел приблизился к кровати Марка.
Роберт приобнял жену за плечи и отвел в сторону. Клэр прильнула к нему, уткнувшись лицом в воротник пиджака.
Мистер Фейн приступил к осмотру, достав все необходимое. Он внимательно прослушал пульс и провел поверхностный осмотр тела на наличие каких-либо повреждений.
Тиканье часов….страх…шелест платья и тихие рыдания, заполнили все пространство в комнате.
Найджел первым развеял царившее напряжение.
- Его нашли у себя в комнате сразу после того, как послышался крик? - доктор обеспокоено перевел взгляд на родителей. - Раньше что-нибудь подобное было? - тяжело вздохнув, он снял очки.
Клэр с дрожью в голосе сказала:
- Нет, ничего подобного, мистер Фейн.
Роберт решил взять на себя инициативу, поняв как тяжело говорить его жене:
- Давайте поговорим в кабинете?
Все словно вздохнули от облегчения, когда оказались в просторной библиотеке. Создавалось впечатление, что царившее несчастье постыдилось зайти в обитель знаний.
Мужчины сели за письменный стол, а Клэр встала позади мужа.
Доктор откашлялся и решительно начал беседу:
- Он в состоянии глубокого сна, это редчайший случай расстройства сознания, в моей практике не встречавшийся. К сожалению, ничем не могу вам помочь. Уповайте на Бога. Только он поможет Вашему сыну.
http://s52.radikal.ru/i138/1109/94/5f2f55e41df9.jpg
США. Стонсэт. Наши дни
Джина сидела в туалетной кабинке ночного клуба и расслабленно затягивалась крепкой сигаретой. Кафельное покрытие грязно-зеленого цвета с трудом пропускало грохот агрессивной электронной музыки. Она слышала лишь один ритм, навеянный сухим голосом исполнителя. Горький привкус во рту казался таким же гадким, как вся ее жизнь. Джина замерла, чтобы посмотреть на тлеющий наркотик для разума. Вот он - мир взрослого человека! Все новое рано или поздно превращается в зависимость, а мечты ограничиваются сексом, деньгами и алкоголем. Для некоторых персон круг расширяется, но не для Джины. Она давно забылась в реальности, закрыв дверь перед носом мечты.
Очередная затяжка и ласковый яд распространился по телу. Девушка забылась и звуки музыки уже совсем не достигали ее сознания. Джина растворилась вместе с дымом, который медленно поднимался к потолку.
От полной потери спас неуверенный стук в дверцу кабинки.
- Родная, ты в порядке?- произнесла худощавая девушка с длинными черными волосами. - Убежала и оставила меня одну. Что-то случилось?
По ту сторону жалкого мирка Джины оказалась ее подруга по имени Миа. Она была единственным человеком во Вселенной не способным на предательство. Девушка очнулась и сдвинула засов.
- Просто решила покурить и носик попудрить, - она потушила сигарету.
- Конечно! Только в туалете это можно сделать, да? - Миа нахмурила свой маленький носик, бросив серьезный взгляд на подругу. - Мы с тобой закончили университет и повысили свой социальный статус, между прочим! Остался всего месяц свободной жизни!
Джина подошла к раковине, чтобы освежиться. Когда ледяная струя достигла ее рук, она закрыла глаза. Вместе с водой уходили ее грязные мысли, которыми командовало невежество.
Миа икнула и весело рассмеялась. В это вечер она хлебнула ни один стакан горячительных напитков.
- Я сегодня в ударе, Джи! - пролепетала Миа охрипшим от смеха голосом. - Сейчас пойдем развлекаться, – лицо Джины наконец-то украсила улыбка.
http://s61.radikal.ru/i171/1109/1f/7a0625eb0699.jpg
Кибер-вечеринка была в самом разгаре, и стоило подругам выйти из дамской комнаты, как их подхватили волны звука. Басы, пробираясь по стенам, атаковали слух каждого, кто находился тут. Этот клуб являлся единственным пристанищем для темных жителей города, которые смело бросали вызов обществу.
- О, да.. - Джина с наслаждением влилась в царившее безумие.
На танцполе было жарко. Люди, словно одурманенные, танцевали без устали, а мерцающие неоновые огни выводили из равновесия даже трезвого человека. Джина наслаждалась всеобщим возбуждением, она впитывала его, испытывая сильный эмоциональный голод. Девушка погладила себя руками, повторяя изгибы тела и полностью отдалась в объятия адреналина. Эйфория, охватившая всех, создала особую атмосферу, в которой хотелось испытать близость с совершенно незнакомым человеком. Изрядно выпившая Миа танцевала неподалеку, но вела себя более сдержанно. Подруга всегда отличалась скромностью, не граничившей с фригидностью.
Вдруг все окружение постепенно превратилось в метафизическую массу, наполненную только тактильными ощущениями. Джина перестала видеть, она лишь ощущала сгустки энергии, окружившие ее. Дальше всё происходило в прострации. Девушка совершенно потерялась в ощущениях и не могла найти опору в своей иллюзии.
http://s003.radikal.ru/i201/1109/9c/cff76108b34b.jpg
Джина пришла в себя лишь через какое-то время. Она испуганно стояла, прижавшись к барной стойке, и тяжело дышала. Воздух словно сопротивлялся, наотрез отказавшись наполнить ее легкие. Комок желчи, подступивший к горлу, заставил ее выбежать на улицу.
С самого раннего детства девушка страдала легкой формой метаморфопсии. В психиатрии так называют особую форму нарушения восприятия, направленную на окружающий мир. Приступы всегда возникали спонтанно и так же быстро проходили, оставляя после себя тяжелейшую депрессию.
Мимолетное безумие, посещающее Джину очень редко, никогда не вызывало в ней особой тревоги. Но последние месяцы превратились в кошмар, преследующий ее по пятам. Каждый раз девушке приходилось привыкать к реальному стечению обстоятельств и времени. Перепутье на каждом шагу не позволяло идти Джине вперед…
Кругом было одна угнетающая потерянность.
Миа не сразу заметила отсутствие подруги, но сразу поняла, что случилось. Алкоголь, задурманивший голову, моментально выветрился. Она с трудом пробралась сквозь толпу и вышла наружу, прихватив с собой кожаную куртку.
Джина стояла возле телефонной будки и растирала покрытые мурашками плечи.
- Думала, сегодня мы обойдемся без этого! - Миа передала ей верхнюю одежду.
- Прости, просто мне стало плохо.. - неуверенно произнесла Джина, накинув куртку поверх плеч.
- Плохо? Тебе надо к психиатру обратиться! - девушка перешла на крик, но быстро успокоилась. Волнение пересилило всякое раздражение. - Я серьезно, это просто ненормально. С каждым разом все хуже и хуже, почему ты не можешь признать это?
Джина лишь фыркнула в ответ и устремилась к байку, который припарковала поблизости.
- Мне просто надо отдохнуть… - Джина завела мотор. - Не волнуйся за меня.
Впереди была только дорога, уходящая в бесконечность для скитающихся душ...
http://s008.radikal.ru/i303/1109/bd/450a04e2ce61.jpg
Шоссе было пустынным, а идущий по его краям густой лес, непоколебимо сторожил мир, охраняемый им. Она выжимала из своего мотоцикла все возможное, чтобы проклятое железо почувствовало всю ее внутреннюю опустошенность. Как же ей хотелось исчезнуть в небытие, но где бы Джина его не искала, небытие оставалось скрытым от глаз девушки.
Бегство в никуда…
Она умчалась далеко за город, туда, где ее встретит тишина. Неожиданно что-то заставило ее резко остановиться. Девушка чуть не потеряла управление и с отголосками своего сердцебиения, припарковала транспорт на обочине.
Джина огляделась, рука сама потянулась в карман за последней сигаретой. Только сейчас пришло осознание того, как же холодно на улице. Август в этом году особенно тосковал по сентябрю, развеивая всякие надежды на теплую погоду. Дорога по-прежнему была пустынна, но что-то изменилось. Она почувствовала постороннее присутствие и по телу пробежала дрожь. Возникнув на кончиках пальцев, она разрослась в области солнечного сплетения. Джина попробовала завести мотоцикл,который упрямо решил сохранять молчание. Девушка сразу закурила,охваченная странной тревогой, и попыталась успокоиться.
Прошла минута, вторая…
Тихие шаги позади..Все ближе и ближе...
http://s49.radikal.ru/i125/1109/80/d4e863a84a75.jpg
Джина, которую окутала тишина,вскрикнула. Она уставилась в неясный силуэт, освещенный дорожным фонарем.
- У вас проблемы с машиной? – нежный, бархатистый голос мужчины пробудил в ней странные чувства.
Незнакомец приблизился и она нерешительно взглянула на него:высокий, элегантный, с аристократическими чертами лица. Джина не могла не восхититься им,ведь он намертво приковал взгляд девушки. Когда мужчина понял, что она разглядывает его, в янтарного цвета глазах загорелся неподдельный интерес.
- Я польщен, что приглянулся Вам, но не могли…
Джина, смущенная его бестактностью, прервала мужчину на полуслове:
- Нет, то есть, да. Она не заводится. - заикаясь произнесла она.
Последущий за фразой заразительный смех наглеца совершенно сбил её с толку.
- Что же Вас так развесило? - раздраженно выпалила девушка.
- Просто никогда не встречался с таким чудным созданием, как вы, - он наклонился и странно улыбнулся. - Меня зовут Генри, если Вам интересно.
http://i038.radikal.ru/1109/82/2625ff79f6c6.jpg
Джина грубо проигнорировала его, все это ей показалось очень подозрительным. Мужчина, вид которого кричал о его состоятельности, просто не мог вот так бродить посреди ночи. Она достала сотовый телефон, чтобы вызвать эвакуатор. Генри довольно наблюдал за ней, скрестив руки на груди.
- Может, я услышу Ваше имя? - он подавил очередной приступ смеха, но его голос даже не дрогнул.
Неожиданно все потемнело перед глазами и сознание Джины стала похищать неизвестность...

Отредактировано Lyciferiya (2012-02-05 09:03:50)

+4

5

Описания чувств, переживаний, эмоций; интрига, скрины, - всё просто потрясающе, с удовольствием и дальше буду читать этот сериал)

0

6

Eleno4
О,спасибо!) Не ожидала,что моя писанина так понравится! :blush:

0

7

Очень понравилось описание танца Джины и интересный ход с прошлым и настоящим, не просто так ведь тут эти два отрывка? Я уже начинаю фантазировать, что же будет дальше)...

0

8

Smile :)
Благодарю!)

Smile :) написал(а):

не просто так ведь тут эти два отрывка? Я уже начинаю фантазировать, что же будет дальше)...

Не просто так) Но, пока не буду раскрывать планы)

0

9

http://s49.radikal.ru/i125/1202/d9/7b7ce2c4d833.jpg
Долгожданный вечер завладел Стонсэтом, раскрасив облачное небо в розовые тона. Жизнь текла своим чередом, оставляя позади суетный день. Легкий ветер, смешанный с ароматами уходящего лета, вольно гулял по закоулкам, встречая случайных прохожих. Джина сидела на веранде маленького дома, доставшегося девушке по счастливой случайности: он был своеобразным подарком от бывшей подруги ее матери. У Лили было свое издательство, которое в годы недавнего экономического кризиса балансировало на грани разорения. С тяжелым грузом на сердце, словно отрывая от него кусок, женщине пришлось распрощаться со своим детищем и оставить прошлую жизнь, потерпевшую крах.
http://s017.radikal.ru/i434/1202/1a/780efa6b352a.jpg
Девушка давно жила одна, не имея необходимости поддерживать отношения с никчемными родителями. Джина привыкла к одиночеству, которое шло с ней под руку с ранних лет. Иногда, оно казалось безмятежным, но чаще всего заставляло замкнуться на круге собственного я. Устремив свой взор вдаль, она мысленно исчезала за горизонт вместе с пылающим гигантом, подарившим миру прекрасную жизнь. Самое свободное, что есть у человека - это мысли. Они, подгоняемые идеей, возносят выше небес или же кидают в бездну. В момент прихода успокаивающего вечера, девушка почувствовала бы себя счастливой, если бы не навязчивые мысли о Генри, который появился на её пути совершенно случайно. Воспоминая о той ночи почему-то практически стерлись из памяти. Остались жалкие отрывки, постоянно ищущие своего логического завершения. Они, будто бесконечные пропасти сознания, из которых невозможно выбраться. Только имя, как колокол, звенело в ушах - Генри Сайленс...
«Черт! Почему я не могу ничего вспомнить?» - подумала Джина, приложив руку ко лбу. - «Будь все проклято!»
Злость к себе проедала изнутри и Джина никак не могла найти успокоение. Она знала проблему, смотрящую на нее в упор, но отказалась принимать ее. Сильный человек в глазах чужих людей всегда самый слабый в своих, ведь именно сейчас девушка отказалась мириться с удручающей психологической проблемой. Миллионы оправданий тут же возникли в воспаленном разуме, призванные затопить выход из положения. Даже беспощадная судьба предоставила ей возможность окончательно оградиться от нее.
Сегодня был особенный вечер для всех горожан. В Стонсэте открывался первый музей по истории города в старом особняке «Флорел Хилл». Когда Джина была ещё маленькой девочкой, особняк пустовал. Она всегда обходила его стороной, ведь ей неоднократно приходилось видеть чью-то фигуру в окне верхнего этажа. Некто из пыльной темной комнаты, охраняемый временем, пристально провожал ее взглядом…
Джина вздрогнула от расплывчатых воспоминаний. Имеет ли значение? Вдруг то было очередная иллюзия, искажающая ее восприятие? Но факт оставался фактом - девушка с трудом согласилась посетить его.
http://i012.radikal.ru/1202/7f/50f386c61d77.jpg
Мия безумно любила всякого рода интеллектуальные мероприятия и в этот раз она не хотела расстраивать ее. Их дружба укрепила внутренний стрежень Джины, который всегда был готов сломаться.
К 8 часам большая часть жителей маленького города уже была в «Флорел Хилле». Особняк снова ожил, радостно приветствуя новых хозяев. Джине он не показался таким. Девушка остановилась перед высокими воротами, пытаясь перебороть свой детский страх. Эти страхи, как паразиты, впиваются в еще ранимую душу и не отпускают долгое время. Она чувствовала, что здание гниет изнутри. До ее обоняния дошел невыносимый смрад, который говорил о том, что «Флорел Хилл» больше никогда не возродится вновь. Иногда именно запах выдает истинное положение вещей. Джина вздохнула поглубже и с единственной мыслью: «Не смотри туда», переступила преграду, возведенную в детские годы. На крыльце ее ждала Мия, которая в мягком сумеречном свете была похожа на черную жемчужину, заманивающую своей красотой любителей сокровищ.
- Только сегодня не будь занудой, а то у тебя на лбу написано: «Что я здесь забыла»? - девушка взяла Джину за руку и повела ее внутрь.
- Не буду, обещаю! - игриво пролепетала она, притворившись маленьким ребенком.
Все собрались в гостиной, расположенной в восточной части особняка. Взгляд Джины сразу привлек большой камин, который когда-то наблюдал за жизнью не одного поколения. Он выглядел чужим среди экспозиционных витрин. Пройдут десятки лет, и настоящее станет частью забвения. Особо "тактичные" граждане не постеснялись откровенно рассмотреть подруг, тем самым выразив свое недовольство их внешним видом. Джина понимала, что выглядит далеко не как скромная леди, но всё же она не потеряла чувство такта окончательно. Джина постоянно боролась с желание задать вопрос: неужели я выгляжу вызывающе? А как же те особи женского пола, которые еле прикрывают свою грудь или попу?
Посетителей встретил организатор мероприятия: крупный мужчина преклонного возраста со смешной короткой бородой. Девушки узнали в нем дорогого им профессора, преподававшего несколько лет историю нового времени. Он заговорил с сильным акцентом, который привнес в английскую речь французскую изюминку:
- Меня Зовут Луи Де Гофф, я доктор исторических наук и тема моей докторской была непосредственно связанна с Стонсэтом. Я знаю, подобных музеев по всему штату уйма, но для меня это результат кропотливого труда. Не только моего, но и всего научного сообщества исторического университета. Естественно, экспонаты, которые уже представлены тут будут не единственными. Надеюсь, вы получите много незабываемых ощущений, окунувшись в историю.
http://s017.radikal.ru/i424/1202/83/c4fdb8cc57d4.jpg
При всем величайшем уважении к Луи, Джине быстро наскучил его просветительский монолог, и забытая на время зависимость от никотина дала о себе знать. Она наклонилась и прошептала Мии:
- Я-то зануда? Слишком наш профессор разболтался, я бы и сама все посмотрела…
Суровое выражение лица подруги сразу пресекло дальнейшее обсуждение.
- Как я посмела такое сказать?! - Джина закатила глаза. - В общем, я курить, а ты наслаждайся.
Девушка бесшумно вышла из гостиной, не скрывая своего облегчения. Спокойствие навеял молчаливый коридор и распахнутая входная дверь, к которой Джина незамедлительно направилась. Вдруг из глубины дома донесся странный звук, заставивший девушку замереть возле порога. Она физически не могла его услышать, хотя он раздавался вновь и вновь, сотрясавший воздух вокруг нее. От мерзкого шума Джина закрыла уши руками, растерянно посмотрев по сторонам. Наступило секундное затишье, концом которой стала ужасная какофония, чуть ли не разрывающая барабанные перепонки.
- Что за...?! - выругалась она, но, не успев даже расслабиться после первого потрясения, ее настигло второе: невидимые нити обмотали руки девушки и потащили за собой. Парализующий ужас схватил Джину за горло, перекрыв отчаянный крик. Неизведанное, будто жаждя доказать свое превосходство, буквально прижимало ее к полу. Любое движение приносило невыносимую боль, словно она превратилась в камень. Разум лихорадочно искал объяснение происходящему, ведь мерзкие путы были столь реальны, что Джина невольно следовала за ними. Странная сила довлела над ней и впервые в жизни она почувствовала себя беспомощной.
http://s018.radikal.ru/i508/1202/df/be8139f11fe7.jpg
- Это не может быть реальностью! НЕ МОЖЕТ! - последнее слово Джина выкрикнула со всей мочи, которое эхом полетело в никуда и развеяло наваждение.
Девушка, сжавшая кулаки до боли в костяшках, оказалась в пыльной комнате, заставленной старой мебелью. Она тряслась, как от холода и пыталась поймать самообладание. Цепи страха грузом легли на душу, что даже трудно было осмотреться и на секунду допустить реальность происходящего. Отравленные слезы потекли из ее серых глаз, ведь пережитое разрушило до основания стену рационального восприятия мира.
- Не бойся… - по комнате пробежался еле слышный шепот.
Он показался ей до боли знакомым и родным, что Джина невольно расслабилась. Девушке вновь захотелось дышать, позабыв об окружающем кошмаре. Затем последовало чье-то успокаивающее прикосновение к ее голове. Оно было таким незаметным, легким, но трогало до глубины души.
- Как такое возможно, - дрожащими губами произнесла Джина и позволила себе осмотреться.
Ничего особого в комнате не было, только для дома, подвергшегося полной реставрации, она показалась подозрительно нетронутой. Джина практически пришла в себя, когда прямо перед ее глазами одна из прогнивших половиц поднялась в воздух и отлетела в сторону, с грохотом ударившись о застланное тканью кресло.
http://s017.radikal.ru/i400/1202/5c/67beb510ffcf.jpg
Знаки. Много ли людей воспринимают их? Джина верила в рок, управляющий судьбами людей и, несмотря на потрясение и всю абсурдность происходящего, что-то внутри заставило девушку подойти ближе.
Под половицей оказался тайник в котором ждала своего часа деревянная коробка, украшенная резьбой. Джина неуверенно достала ее, подняв облако пыли и откашлялась. Маленькие частички забились в самые уязвимые места человеческого организма, вызвав сильное раздражение.
«- Почему я никогда не ношу платки?» - мысленно упрекнула она себя и с легкостью открыла коробку.
В ней лежали документы, сильно пожелтевшие со временем. Видимо, всё это время коробка лежала в тайнике, который использовал каждый в конце 19 века, дабы сберечь наиболее ценные бумаги. Джина аккуратно достала листы. Они показались девушки очень тяжелыми, будто несли груз через время. В душу пробралась тоска, смешанная с ностальгией. Это было обычная хозяйственная документация, не представляющая особенного интереса. Но то, что она нашла на самом дне коробки, привело её в особое волнение - тетрадь в кожаной обложке. Джина неуверенно раскрыла ее...
Ветер ворвался через маленькое окно, взбудоражив покой, который не тревожили несколько лет. Пыль вихрем закружилась вокруг девушки. На развороте была прикреплена карта, сильно пострадавшая от прожорливой плесени. Джина заворожено рассматривала детали, в попытках узнать очертания материка, но надпись в нижнем правом углу помогла разгадать эту маленькую тайну: «Африка. 1756 год»
http://s005.radikal.ru/i210/1202/be/412f01dc2475.jpg
Девушка искренне удивилась такой ценной находке, ведь питала к истории самую пылкую страсть. В ней проснулась та самая исследовательская лихорадка, которая заставляет людей отправляться на край света. Почему тайны прошлого бывают привлекательнее, чем будущее во всей своей красе? Потому время и хранит доверенные ему знания.
Джина перевернула страницу холодными пальцами в ожидании более грандиозной находки. Следующий лист был исписан красивым почерком. В некоторых местах чернила выцвели, предав саму память о человеке, запечатлевшим это.
- Марк Уэзли… - девушка произнесла вслух имя владельца и почувствовала, как задрожало пространство вокруг.
В голове возникла тревожная мысль: «Неужели снова приступ?». Ей пришлось закрыть дневник, ведь страх никуда не отступил, а лишь позволил отдышаться. Еще какое-то время Джина просто смотрела на него, мысленно касаясь строк, написанных когда-то. Находка притягивала, словно магнит, будто желала раскрыть свои секреты…
Здравый смысл забил тревогу, побудив девушку отшвырнуть дневник от себя. Она пулей вылетела из комнаты и с ужасом осознала, что находиться на втором этаже проклятого дома. Джина побежала по лестнице с желанием забыть весь этот бред.
В гостиной царила суматоха, только все уже вольно прогуливались по музею, рассматривая экспонаты. Джина попыталась беглым взглядом найти Мию, но подруга сама быстро отыскала ее.
- Вдоволь накурилась?- девушка была чем-то взволнована, ее щеки пылали от нетерпения. - Я хочу тебя познакомить с замечательным мужчиной! Именно он купил «Флорел Хилл» и предоставил его в свободное пользование нашему университету!
Джина безоговорочно, хоть и вяло, последовала за ней, мечтая вновь почувствовать твердую почву под ногами. Мия тем временем подошла к черноволосому мужчине и радостно произнесла:
- Генри, позволь мне познакомить тебя с моей подругой - Джиной! - Она взяла его под руку и направилась в сторону Джины.
Когда она увидела Генри, то от пережитого шока закружилась голова, девушка с трудом устояла на ногах, но сильные мужские руки тут же стали непоколебимой опорой.
http://i079.radikal.ru/1202/f4/deedbea6d67d.jpg
- Ты в порядке или снова в обморок упадешь?- с долей иронии сказал Генри.
«Обморок? Он вообще о чем?» - от этих мыслей стало еще хуже.
- Так вы знакомы? - удивленно спросила Мия. Ее и без того большие глаза теперь казались огромными.
- Да, встретились случайно, - попыталась оправдаться Джина, отстранившись от Генри.
Мужчина взял руку девушки, чтобы запечатлеть на ней легкий поцелуй, который пробудил в Джине волну возбуждения. Сердце стало выплясывать странный ритм, разгоняющий с большой скоростью кровь по венам, а в висках запульсировала сильная боль, от чего девушка попятилась назад.
- Свои хорошие манеры можешь приберечь для других дам, - Джина зажмурила глаза, приложив пальцы к ноющим вискам.
Мия постыдилась за столь откровенное невежество подруги, хотя с лица Генри не сходила очаровательная улыбка.
- Мне хочется оставить их для тебя, - тихо сказал он, уверенный в том, что его услышат.
Джина смерила Генри гневным взглядом, способным прожечь душу. Ненормальное влечение, выворачивающее душу наизнанку, безмерно напугало ее. Она заметила хорошо скрытую фальшь, сквозившую в его словах, поэтому прониклась глубоким недоверием к мужчине. Чего же он добивается?
Наивная Мия, которая с легкостью доверялась людям, была удивлена подобной реакцией со стороны Джины. Она постаралась развеять напряжение, вернув Джине хорошее расположение духа:
- Генри пригласил нас к нему в гости. Он обещал показать свою коллекцию антиквариата! Представляешь?
Джина мысленно дала подзатыльник Мии, поражаясь ее легкомыслию, но не успела ответить, как к ним подошел Луи.
- Ох, это же мои самые очаровательные студентки! Рад видеть Вас! - профессор по-отечески обнял девушек.- Вижу, вы уже познакомились с Генри! - Луи рассмеялся и похлопал мужчину по плечу.
- Милые дамы отказываются ехать с нами. Хотя, мне так не хочется завершать это вечер только в компании с тобой, - Генри намеренно сменил тон, догадавшись о тревожных соображениях Джины.
- Как так? Я ручаюсь, он приличный молодой человек. Тем более, я присмотрю за вами.
- А мы и не сомневались! - Мия захлопала в ладоши, изначально сводя на нет доводы Джины.

***
Джип Генри проезжал по гравийной дороге, ведущей к дому, построенному под веянием новой моды и перемен; белые, прямоугольные блоки этажей и огромные окна, позволяющие наблюдать за красотой природы, делали нелепой мысль о том, что здесь живет истинный любитель древности.
Джина все время размышляла о той комнате, пропуская мимо себя увлеченные разговоры их небольшой компании. Стоило лишь ухватить логическую нить, как тут же в ее раздумья врывался Генри, чье присутствие безмерно будоражило девушку. Мужчина остановил машину возле гаража и поспешил помочь дамам выбраться из нее. Мия буквально растаяла от подобной галантности, а Джина никак не могла справиться со своим раздражением. Ее так пугали провалы в памяти…
Генри спросил ее имя, а потом… её разум был в тумане. Перед глазами всплывали тени, которые следовали за ней, беспощадно расстраивали восприятие. Только когда Мия потянула ее за собой, Джина решила спуститься с небес на землю.
http://s017.radikal.ru/i442/1202/24/2827b06dc2ed.jpg
Особняк был очень большим, но Джина не заметила кого-либо ещё живущего тут. Дух одиночества занял все комнаты и углы, ограждая владельца от внешнего мира. Ни единой фотографии на стене, ни единой красочной детали, а лишь стоящие повсюду старинные статуэтки да безмолвные деревянные маски, взирающие на мир черными глазницами. Она с интересом стала осматриваться, отмечая про себя хороший эстетический вкус Генри. Каждая деталь интерьера гармонировала с другой, словно любое нарушение порядка могло привести к непроглядному хаосу.
- Ох, Генри! Великолепно! - Луи застыл возле тотема индейского божества, стоящего на небольшой тумбочке рядом с входом.
- Луи, это ничто в сравнении с тем, что я прячу в глубине своих владений, - Генри жестом попросил следовать за ним. - Надеюсь, вы не пожалеете о потраченном времени!
Мужчина отвел их в зал, который смело мог претендовать на роль музея. Высокие шкафы, стоящие вдоль панельных стен, служили убежищем для множества книг, а деревянные полки были уставлены жуткими старинными статуэтками. Посреди помещения стоял кожаный диван, предназначенный для созерцания обширной коллекции. Там-то и устроился Генри, довольно наблюдавший за восторженной реакцией гостей. Они погрузилась в другой мир, такой темный и мрачный, что внутри каждого из них все сжалось от легко трепета.
- Невероятно! Ничего подобного я в жизни не видела, - пролепетала Мия, уже плутавшая взглядом по многочисленным корешкам книг. - Мне кажется, чтобы собрать подобную коллекцию понадобится сотня лет!
- Я просто люблю путешествовать и коллекционировать, не более. К тому же, большая часть библиотеки досталась мне по наследству. – Генри потянулся к графину, наполненному красным вином. - Никто не желает?
Заманчивое предложение не обошло внимание Луи, он расплылся в старческой улыбке, погладив себя по животу.
- Когда я отказывался от бокала хорошего вина? - профессор принял бокал из рук Генри. Практический каждый мужчина в преклонном возрасте не мог справиться с безобидной на первый взгляд слабостью.
Джина отчужденно стояла в стороне, не в силах справится со странным предчувствием. Ей становилась жутко от безмолвных статуй, будто погруженных в сладкую дрему. Девушка старалась гнать дурные мысли прочь, но на их смену приходили дурные воспоминания о событии, произошедшем в «Флорел Хилле»
«- Я просто устала», - подумала Джина, желая успокоить себя. - «Или же схожу с ума» .
Га- Гориб… - сказал Луи, отпивая из бокала вино, которое, подобно горной реке, растеклось по телу. Он подошел к одной из дальних полок и взял в руки древнюю реликвию. - Редкий экземпляр, я скажу. По преданиям, этот демон проник в наш мир из пояса мрака и погибели через портал на северном полюсе. Он имел привычку пожирать людей изнутри, чтобы принимать их облик. По легенде, однажды Га-Гориб уничтожил так одно племя на западном побережье Африки в районе Либерии. В общем, жуткий миф.
http://s57.radikal.ru/i156/1202/35/b7c23f94a35f.jpg
- Вы знакомы с африканской мифологией? - в Генри проснулся живой интерес. В его облике на секунду промелькнула юношеская откровенность. Джина, невольно наблюдавшая за каждым движением таинственного красавца, немного смягчилась, усомнившись в своих беспочвенных подозрениях.
Она, подгоняемая неудержимым любопытством, решила подойти к мсье Де Гоффу, дабы собственными глазами увидеть африканского демона.
- Немного, но мои знания ничтожны, – профессор поставил статуэтку на место. - Я читал курс лекции по истории Африки два года назад. Мой покойный друг Джосеф, который постоянно вел этот курс, уехал в Джибути. К сожалению, он подхватил лихорадку Эбола и скончался через две недели по приезду.
- Вы нам его читали, профессор, - через силу проговорила Джина. Она с ужасом рассматривала древнего монстра, и слова с трудом слетели с ее губ.
Га-Гориб не имел ничего общего с человеческим обликом, он был настолько отвратителен в своей неправильной форме, что первобытный ужас, испытываемый древними людьми, не был порождением невежественного суеверия. Гримаса демона, искаженная затмевающим гневом, была обрамлена ржавыми металлическими шипами, а на теле архаичной формы, были вырезаны небрежные иероглифы. Джина не смогла удержать, нахлынувшее, как водный поток, соображение:
- Древнее зло принимало самый отвратительный облик, давая человеку узреть разницу между добром и злом, но с приходом цивилизации зло чудесным образом трансформировалось. С библейского змея оно стало манящим, и с каждый разом принимала все более привлекательный облик. Как столь великие умы стерли различия между злом и добром? Как теперь понять что хорошо, а что плохо? Не из-за этого ли наше общество сейчас разлагается на кучу невыносимого дерьма, именуемого цивилизацией… - девушка выдохнула, она неоднократно пыталась найти ответ в себе, но важные детали всегда оставались за пределами.
Мия наконец-то отвлеклась от книг, испытывая желания одолжить у Генри некоторые из них. Монолог Джины стал для нее шокирующим откровением, заставившим посмотреть на подругу, как на абсолютно чужого человека. Девушек словно что-то разделило на два разных течения, уже не способных соединиться в одно. В эти секунды они оказались далеко друг от друга и не пытались удержать полуразрушенный мост, стремящийся в пропасть.
- Мы живем в мире науки, где в принципе не существует таких понятий. Люди сами решают как себя вести, это их воля. Каждый пытается устроить себе максимально комфортную жизнь. Мы не исключение, - высказался Луи, озадаченный неожиданно появившийся дилеммой. - Никогда не думал об этом, если честно.
- Просто зло стало изобретательнее, - весело произнес Генри, направляясь к Джине. - Пойдемте, я покажу вам кое-что. - мужчина поставил бокал, чтобы взять ее хрупкую руку в свою. Джина безоговорочно подчинилась его внутренней силе, сбивающей наповал.
Другой сокровищницей Генри оказалась галерея. Сюжеты картин, предоставленных в ней, вызвали трепет в сердце Джины. Они изобиловали сценами из божественной комедии Данте, фаустовским духом Врубеля, но некоторые вычурно демонстрировали пороки общества. Джина по-настоящему наслаждалась лицезрением, которое пробуждало внутри все её темные желания. Особенно прекрасной показалась рыжеволосая дама со вскрытой грудной клеткой, молочную кожу которой омывала кровь. Портрет был подписан необычным символом, скрывающим личность художника.
- Боже мой, какой кошмар! - чересчур громко пропищала Мия. Нежная натура девушки не могла выдержать подобного зрелища. - Как такое можно рисовать?
- Не такое рисуют, а это - искусство, - восторженно высказался профессор, находящийся под глубоким впечатлением от увиденного.
- Не знаю, я бы не смогла остаться в вашем доме в полном одиночестве! - Мия поежилась, потому что воображение без посторонней помощи дорисовало возможную ситуацию.
Генри отстранился от них, словно не желая мешать философскому спору. Вместо этого мужчина направился в другой конец комнаты, где находился прекрасный черный рояль. Он, как признанный обществом пианист, деловито сел за рояль и с нежностью погладил его крышку.
- Ты веришь в Бога, Джина? - неожиданно спросил Генри. Его вопрос повис в воздухе, привлекая к себе внимание.
- Нет, я не верю в Бога. Это лишь очередное всеобщее заблуждение? - уверенно ответила Джина, несмотря на свое удивление.
- А знаешь почему? - как-то вкрадчиво сказал Генри. Девушка жестом дала ему понять, что хочет узнать.
- Каждый Бог требует жертв. Ты не способна на жертвы...
- Да неужели? - в серых глазах сверкнул огонь, а в голосе зазвенела сталь. Слова Генри прозвучали, подобно боевому вызову, который девушка готова была принять.
Вопрос остался без ответа, порождая все новые загадки. Мужчина лишь закрыл глаза и положил руки на клавиши инструмента. 
Он заиграл, подобно Орфею, чья душа соткана из божественных струн. Вдох… Генри закрыл глаза, а Джина, не способная уже отвлечься на что-то другое, задержала дыхание. Выдох... заволакивающий разум в далекое путешествие по Вселенной.
Картины ожили, разрушая свои рамки. Джина сразу взглянула на бедную девушку, губы которой еле заметно пошевелились. В одно мгновение по стене начали стекать струи крови, пропитывая ее, как тонкий лист бумаги. Комнату заполнил противный металлический запах, сопровожденный лязгом ржавых цепей. Никто не замечал того, что происходило с ней.
http://s005.radikal.ru/i211/1202/0f/7807244d4b51.jpg
Генри продолжал играть, будто стремился усилить столь неизведанные ощущения, а нарисованные герои ожили, пустившись в дьявольский пляс. Они кружили и кружили, превращаясь в мифических чудовищ, а рыжеволосая бестия сразу потянула костлявые руки к Джине, чтобы утащить ее в мир непроглядного Ужаса.
В мгновение ока все исчезло....
- Я так плохо играю? - Генри подошел вплотную сзади, подтолкнув девушку в сторону рояля и еле касаясь, провел ладонью по бедру.

+17

Джина не спешила отстраниться, но не решилась повернуться. Куда девался весь мир? Луи? Мия? Зачем они покинули ее? Остался только он со своим могущественным существом. Она прижалась к нему всем телом, давая волю неутихающему желанию. Мужчина поднял платье выше талии и уткнулся лицом в волосы, источающие легкий аромат французских духов. Девушка, не отдававшая отчет своим действиям, точнее, просто не думающая о последствиях, поставила ножку в классических туфлях на сидение рояля. Генри отодвинул черный треугольник ее трусиков, чтобы ответить на негласный призыв вырывающегося наружу женского либидо. Как последняя распутная девка, она с легкостью продалась ему, лишь бы всегда испытывать ласки, возносящие на вершину экстаза. Из ее груди вырывались сладострастные стоны, вызываемые каждым движением его пальцев. Джина не могла сохранить ясное сознание, которое медленно покидало ее…

http://s017.radikal.ru/i407/1202/96/2b90358ae279.jpg
- Ты больна - прошептал он на ухо Джины, а затем повернул к себе.
Фаза пронеслась в ее голове, подобно урагану и развеяла дурман. Она резко оттолкнула Генри, с ужасом посмотрев на него: «Что же я творю? Как такое могло случиться?» - Джина почувствовала леденящий мороз в душе, пробужденный ухмылкой Генри. Тени, исполняющие танец на его лице, вдруг ожили и превратили красоту мужчины в воплощение агонии ада.
- Кто ты? - твердо произнесла Джина.
- А кем ты хочешь, чтобы я был? - невозмутимо произнес он. - Прежде чем задавать такие вопросы, подумай сама над тем, кто ты есть…
Ей стало душно, будто воздух намеренно кто-то перекрыл. Она пошатываясь пошла прочь, почему-то желая спрятаться в маленьком и темном убежище, куда не сможет забраться даже Всевышний.
Мия чудесным образом оказалась в зале с библиотекой, где увлеченно беседовала с Луи. Профессор импульсивно жестикулировал руками, которые развязал играющий в нем алкоголь.
- Мы срочно должны уехать отсюда!

P.S:

Очень жаль,что на форуме нельзя публиковать музыку. У меня есть саундтреки к сериалу)

Отредактировано Lyciferiya (2012-02-29 18:06:49)

+2

10

Lyciferiya
Браво!
Зачиталась, правда.
Все интересно очень и пишешь ты замечательно, молодчина!

0

11

Lyciferiya
Когда я прочла первый абзац, мне показалось, что я где-то это уже видела - и точно! Я без труда нашла эту историю на одном сайте, где я его и читала какое-то время назад, и сейчас с удовольствием прочла продолжение! История захватывает и читается на одном дыхании, не смотря на то, что в тексте много описаний, размышлений, мелких деталей и подробностей, что иногда (но не в твоём случае!) делает рассказ скучным. Написано не просто интересно, но и со знанием дела - сразу видно, что ты интересуешься этой темой и прочла немало литературы. Я сама люблю мистику, но одно дело - читать книгу или смотреть фильм, и совсем другое - так интересно об этом писать самой! В общем, я всего лишь хотела сказать, что мне очень нравится, интересно узнать кто есть кто и почему всё это происходит, так что, желаю вдохновения и творческих успехов))

***
Lyciferiya написал(а):

Очень жаль,что на форуме нельзя публиковать музыку. У меня есть саундтреки к сериалу)

Да, жаль, но я-то знаю, где её можно послушать)) Понравился трек в начале второй серии, а мелодия к описанию картин и Генри за роялем... где ты только нашла такую музыку, я ещё больше прониклась зловещей атмосферой.  http://smayly.net.ru/gallery/anime/pictures/MarGi_1/45.gif

0

12

Smile :)
Нина
Как же приятно читать Ваши комментарии!) Не думала,что мой сериал придется по душе кому-то. Я столько критики слышала, что невольно начала сомневаться в своих творческих способностях!

Smile :) написал(а):

Зачиталась, правда.

Ох, Высшая похвала для автора!)

Нина написал(а):

Я без труда нашла эту историю на одном сайте, где я его и читала какое-то время назад, и сейчас с удовольствием прочла продолжение!

Мой почерк узнали, ура! :D

Нина написал(а):

История захватывает и читается на одном дыхании, не смотря на то, что в тексте много описаний, размышлений, мелких деталей и подробностей, что иногда (но не в твоём случае!) делает рассказ скучным.

Обычно пишу и сразу пропускаю все ощущения через себя.

Нина написал(а):

Написано не просто интересно, но и со знанием дела - сразу видно, что ты интересуешься этой темой и прочла немало литературы.

Ты права, я читала литературу определенного характера, правда не так основательно)
На счет музыки:
Чаще всего она дарит вдохновение и способствует рождению образов в голове.

Отредактировано Lyciferiya (2012-02-29 22:44:28)

0

13

Ооого, мне всё больше и больше нравится твоё творение. Я люблю красивые описания интерьера, чувств, эмоций, у тебя как раз всё это имеется. С огромной радостью прочитаю следующие серии.

0

14

http://s015.radikal.ru/i331/1209/b5/8d7063ea1970.jpg
Луи жадно целовал светловолосую даму, сидящую у него на коленях. Она скрестила ноги и через силу заставляла себя отвечать на похотливые порывы старика. Рядом устроился Генри, мечтательно плутавший глазами по простору большого кабинета, стены которого были покрыты металлической решеткой. Она была окрашена в темный красный цвет, а две лампы позади кожаного дивана заливали комнату холодным белым светом, очень похожим на сияние операционных ламп. Мужчина вальяжно раскинул руки, не принимая во внимание разворачивающуюся перед ним сцену:
- Луи, ты мне сделал большое одолжение! Что ты мне можешь рассказать о Джине? - Генри усмехнулся, самодовольно взглянул на профессора.
Луи опьяненный желанием, с трудном оторвался от ванильных губ девушки.
- О, я рад, что смог помочь. Только, не уверен, в чем, - старик грубо схватил блондинку за груди, в попытке забраться под лифчик. - Я ничего не могу сказать о ней, лишь то, что она молчаливая персона.
- Они хотят ее, я почувствовал это, – в его голове возник образ Джины и настойчивое ощущение мягкости ее кожи, впервые за долгое время заставившее испытать по-настоящему сильное вожделение. - Га-Горибы очень редко делают выбор сами, но сейчас...
http://s019.radikal.ru/i612/1203/05/a5bd79935c1c.jpg

***
Стояла глубокая ночь, которая со всей строгостью следила за соблюдением тишины. Вдалеке был слышен шум машин, с трудом добравшийся до узкой улочки, где находился дом Джины. Мия не хотела оставлять девушку в столь удрученном состоянии, поэтому решила переночевать у нее. Они лежали на полу, устланном махровым ковром с цветочным узором и погруженные в темноту, слушали тиканье часов, воспевающих уходящее время. Вокруг них было много книг, небрежно оставленных Джиной накануне. Девушки часто проводили время за чтением, получая истинное удовольствие от каждого рассказа О.Генри или же новелл Стефана Цвейга. Классическая литература, наполненная чувственной красотой, всегда являлась духом умерших эпох, занимавшим отдельное место в памяти человеческой.
- Джина, что с тобой происходит? - Мия с тяжелым грузом печали на сердце сконцентрировала свое внимание на совершенно непримечательном окне и начала гладить по голове Джину, удобно устроившуюся у нее на груди.
- Не знаю…- девушка говорила тихо, чтобы не сбить ровное дыхание Мии, обладающее в минуты их уединения гипнотическими свойствами. Джина чувствовала себя усталой, подобно путнику, проделавшему огромный путь сквозь дебри джунглей. Мысленная буря почему-то давно утихла, и гладь вечного моря внутри оставалась непристойно чистой. Даже тайфун, именуемый Генри, не смог потревожить ее.
- А Генри ничего так, да? - Мия потихоньку засмеялась, отбросив попытки разобраться в чувствах Джины. - Мне кажется, ты приглянулась ему!
Джина возмущенно забурчала, погружаясь в сладкий сон, но ее бессмысленный протест канул в лету вместе с ее заботами. Как легко было забыться в дружеских объятиях, пусть даже в их понимании появилась трещина. Она стала проваливаться в неизвестность, теряя тяжесть своего тела, словно девушка хотела оставить его позади, умиротворенно лежащим на скромном ложе. Голова закружилась от обилия запахов, внезапно вторгнувшихся в новоиспеченную ипостась Джины. Их было так много, что они полностью завладели ее восприятием, превратив мир в царство запахов. При всем своем многообразии, они не были едины, но, подобно мистическим эфирам, разделились по тяжести и значимости. Вот Джина уловила терпкий запах ярости, приправленный сладостью мака, а взлетев выше, будто стремясь к небесам, девушка почувствовала аромат вдохновения, похожий на весенние цветы, которые вольно усеяли поляну мироздания. Легкость наполняла ее чистой, как горный источник, энергией. Сквозь пушистые облака, чей образ позаимствовала пелена снега, Джина поднялась выше земной атмосферы к бескрайним просторам космоса. О, бесподобная терра - голубой алмаз Вселенной! От бескрайнего великолепия защемило в груди, а на глаза навернулись блестящие слезы. Планета сияла от света жизни, крича в своей эйфории космосу о красоте. Звезды, словно радуясь вместе с ней, пели дому человеческому прекрасную песнь, летящую сквозь время и пространство. Девушка испытала раскаяние от того, что поставила на пьедестал пустой быт, жадно накрывающий покрывалом великий мир планеты.
http://s019.radikal.ru/i629/1203/b5/eb9edecc7be6.jpg
Вдруг прекрасный мираж стал растворяться, и через секунду Джина уже сидела в темнице, сотворенной из покрытого мхом бетона. Душой завладела невыносимая тоска, заставившая девушку в полном отчаянии скатиться на сырой пол. Сквозь просветы решеток на нее ехидно смотрел Генри, облаченный в католическую рясу...
Джина открыла глаза, вся покрытая испариной. Она не могла понять: проснулась ли из-за мучительного сна или же от громкого звука, возникшего на кухне. Девушка сначала расслабилась, не испытывая какого-либо желания вставать, но когда по всему дому пробежал грохот, то Джина резко подскочила с кровати. Импульс в интуитивных недрах потянул девушку прямиком на источник шума. На кухне через большое окно пробивался полуночный свет, заливая её игривыми серебристыми оттенками. Подоконник украшали цветы в горшках, оставленные тут прежней хозяйкой, а на стене висели маленькие картины в светло-коричневых рамках. Джина никогда не хотела трогать чудную обитель провинциальной жизни, хоть и испытывала некий дискомфорт, находясь здесь. Такие кухни рождены для семейного счастья, но точно не для скупого одиночества грубоватой девушки. Пред ней предстала практически невидимая сущность, отдаленно напоминающая человеческие очертания. Призрак листал старую тетрадь на обеденном столе, иногда обращая взгляд еле различимых изумрудных глаз на Джину. Она узнала его, словно была вечность с ним знакома. Неприкаянная душа, запертая в тюрьме красивого дома. Оттого-то самая родная и близкая, будто две грани одной медали, кинутой на попечение случайности. Чем дольше она смотрела на сгусток энергии, тем четче различала образ незваного гостя: у него были мягкие черты лица, украшенные четкой линией скул, а рыжеватые волосы, поймавшие тусклый лунный свет, напомнили Джине краски поздней осени. Но, приобретенное на короткое время прозрение отступило и кухня вновь превратилась в уютный домашний уголок.
http://s019.radikal.ru/i621/1203/df/f04f40df46b5.jpg
Джина медленно подошла к столу, чтобы посмотреть на тетрадь, окутанную ореолом таинственности. От шока в голове помутнело, но девушка быстро оправилась, намеренна всё же раскрыть секрет проклятого дневника Марка Уэзли, отброшенного ею этим вечером в стенах особняка «Флорел Хилл»:
23 Апреля 1888 года
Меня зовут Марк Уэзли и первая причина, по которой я передаю свои мысли дневнику - это невозможность держать все в себе. Мне необходимо излить свою душу бумаге, ведь только она молчаливо выслушает все, что я намереваюсь открыть ей.
Я так устал от светского общества и его устоев, что противна сама мысль о том, что мне по-прежнему достается в нем роль! Отец, смотря на деяния моего старшего брата, требует от меня невозможного. Стивен, благодаря своим неизмеримым ораторским талантам и достаточно обширным познаниям в политической сфере, заслужил себе место в посольстве, а отец, будучи высококвалифицированным ученым, желает мне научной карьеры среди достопочтенных профессоров. Тревожно лишь за мать, чье разочарование болью отражается в чувстве долга перед ней. Даже сейчас, сидя в трюме торгового корабля, я с дрожью в руке и тревожной мыслью в голове пишу эти строки с целью раскрыть свои планы. Мать моя, любимая мною пламенно и чисто, никогда не простит столь необдуманного поступка. На протяжении нескольких лет я упорно искал путь к революционному открытию! Многие часы драгоценной молодости потратил в лучших библиотеках Америки и Европы, дабы найти ключ к книге знаний! Я просто не могу упустить этот шанс. Иначе всё будет бессмысленным. Чувствую, я близок к великой разгадке!
Вчера вечером я отплыл на корабле из родной мне Америки в край далекий и неприветливый. О, эта Африка! Все, кто хоть раз побывал там, не смогли забыть ее первозданности и дикой природы. Хотя, меня волнует вовсе не природа. Я намерен найти одно племя, шаманы которого умеют устанавливать связь с другими мирами, за пределами нашего понимания. Уверен, если они научат меня этой технике, то я найду путь к границе миров! Даже сам Паскуалли, желавший вернуться на небеса, позавидует мне. Небеса придумали невежды, чтобы хоть как-то скрасить свою жизнь.
Долгий путь лежит в Либерию. Она обязана своей свободой моей родине. Благо, что алчная лапа колониальной Европы не дотянулась до нее.
Мне не нужны алмазы...
http://s017.radikal.ru/i440/1203/ea/5de74be792d9.jpg
14 июня
Наконец-то я здесь! Мне трудно подобрать слова, дабы описать свой восторг! Я чувствую истину рядом! Ее фантомы заполнили все пространство Африканского континента. Я устал от моря и безумно рад, что скоро ступлю на землю обетованную.
20 июня
Нельзя не восхититься Африкой! Только лишь ступив на землю бывших рабов, я осознал, насколько свободен тут дух! Как мы посмели украсть воздух несчастных темнокожих, заставив томиться их волю на наших хлопковых полях? Я обосновался в портовом городе Монровия, основанном в 1824 году, где специально для путешественников построили две гостиницы: «Ньюлэнд» и «Фридом». Ими владел знатный торговец, прославленный на весь белый свет своей честностью и прямодушием. О, право, замечательный человек. Мсье Дюпри, если мне не изменят память, был выходцем из знатной французской военной аристократии, покинувший родную Францию сразу после установления третей республики. Рослый мужчина с орлиным носом и свойственной для французов прямой линией губ постоянно убирал свои темные вьющиеся волосы под соломенную шляпу. У него их было множество - на каждый случай жизни. Мсье Дюпри поведал многое о морских приключениях и пригласил погостить в его усадьбе.
- О, мсье Уэзли, вы такой находчивы человек! Думаю, из Вас получится хороший торговец - говорил он, покуривая сигару, когда мы только познакомились, а я, ссылалась на сугубо научный интерес к далеким странам, категорически отрицал даже мысль об этом.
Климат тут вполне сносный, что объясняется выгодным географическим положением города-столицы Либерии. Находясь на побережье атлантического океана, он так же расположен в устье реки Сент-Пол. Какой же прекрасный здесь закат! Огненный диск солнца, закрывая весь горизонт, ограждает коренных жителей от порочной цивилизации! А ночи, украшенные миллионами звезд, околдовывают своим блеском.
Может, когда исполню свой долг, останусь в этой чудной стране Грез...
26 июня
Пару дней назад я приступил к исполнению своей заветной цели. Я долго бродил по городу, изнуренный жарой в поисках проводника. Мне встречались люди с совершенно разным оттенком кожи: от молочно-шоколадного, до иссиня черного. Они ходили по пыльным улицам в разноцветных одеждах, постоянно что-то таская на голове. Дома их не отличались особым изыском и были сделаны преимущественно из красной глины. Конечно, были каменные дома и даже деревянные, но такое архитектурное однообразие разбавляли двухэтажные особняки, построенные белыми эмигрантами. Я был поражен, что многие из Старого света приезжали сюда коротать свою жизни. Их будоражила суетливая жизнь либерийцев, в которой они находили свою отраду. Буквально вчера я стал свидетелем культурного влияния на здешних жителей: три африканских женщины разгуливали в праздничных платьях, предназначенных для балов в высшем свете. Белоснежные кружева так сильно контрастировали с их кожей, что я с трудом сдержал улыбку. Даже здешних мужчин это не обошло стороной! Они, как истинные английские джентльмены, поднимали шляпы в приветствии и на ломанном английском твердили каждому встречному: «Добрый день, сэр!». Большинство товаров, привозимых белыми, расценивали тут на вес золота, не иначе! Будь то простая хлопковая рубаха, современного покроя или же дубовая трубка для курения.
К несчастью, проводника оказалось найти сложно. Многие из коренных жителей совсем не понимали по-английски.
27 июня
За свои старания меня наградили, я встретил замечательного человека - Табо, бывшего раба, сбежавшего навстречу родной Африке. Он жил на окраине города, где негустые леса тропических деревьев и пальм, плавно перерастали в прекрасную саванну - настоящий рай для диких животных и отчаянных охотников. Табо обещал мне помочь, ведь неоднократно слышал об этом кочующем племени. Как он объяснил , их можно будет застать близ реки Мано, что на северо-востоке Либерии, к которой они возвращаются из года в год. Потом мужчина пригласим меня в свою скромную лачужку на их экзотический обед вместе со своей женой.
http://s40.radikal.ru/i090/1203/f4/c444e307c1af.jpg
Удивительная женщина, я таких не видывал даже на плантациях! У нее была блестящая темно-коричневая кожа, а рельеф мышц без труда проступал через легкую цветную ткань. В ее движениях была загадочная грациозность, что делал ее похожей на пантеру.
После сытной трапезы Табо затеял странный разговор, запечатлевшийся в моей памяти:
- Все боятся их и не ходят туда, но я смелый и смогу провести Вас, господин, - уверенно твердил африканец. - Господин должен быть осторожен, там обитают тени.
- О чем ты говоришь, Табо? Неужели думаешь напугать меня вашими суевериями? - сердито ответил я, задетый нелепым предупреждением.
- Я не стану Вам врать, Господин. Я говорю правду...
После мы славно провели время вместе, распивая мой любимый виски. Я купил его по приезду, на случай, если станет совсем одиноко в чужой стране. Готов признать, что Табо оказался крепче, чем я. Как же дурно сейчас! Видел бы меня отец, сидящим за одним столом с негром, как с равным мне по статусу человеком. Я всегда был противником экспансии и узурпации. Мир полон красок, так почему люди, имеющие другой оттенок кожи, должны быть угнетенными?
4 июля
Долгожданный день настал 1 июля. Мы с Табо отправились на северо-восток Либерии в сухой, жаркий день. Путь предстоял долгий, но мы запаслись всем необходимым и терпением. Правда, лошади, которых мы приобрели на базаре, были откровенно говоря, в наихудшем состоянии: обе болезненно худые, с тонкими ногами, больше похожими на колосья пшеницы, покачивающиеся на легком ветру. Как же бедно тут живут люди! В самом городе жизнь бьет ключом, но стоит покинуть его пределы, сразу погружаешься в средневековую Европу, охваченную голодом и болезнями. Как так получилось, что колыбель цивилизации пришла к декадансу?
Табо сказал, что это самая лучшая погода для такого путешествия, основываясь на сомнительных доводах о балансе дневных и ночных температур. Я не стал спорить, потому что он был единственным, кто согласился мне помочь. Он оказался достаточно не глупым человеком, хоть не пристало такое говорить о бывшем рабе. Я чувствовал себя ужасно среди голой, треснутой земли, покрытой желтоватой травой. Саванна была совершенно не похожа на наши прерии, как описывали ее мои знакомые. Она дышала, обжигая своим дыханием каждого, кто осмелился ступить на ее просторы. Ее украшали величавые баобабы и красивые кроны акаций, но после нескольких дней пути я уже не мог любоваться ее красотами. Беспощадное солнце отнимало все мои силы, а мое лицо горело от ожогов, что я невольно начал думать о бессмысленности моего путешествия. Так трудно представить этот дикий край чьим-то домом. Каждый раз после полудня погода сильно менялась, превращаясь из сухой каторги в испытание на стойкость. От горючего воздуха впереди была мерцающая пелена, которая иллюзорно делала африканскую степь бесконечной...
О, я с таким удовольствие встречал холодные ночи! Сегодня одна из таких ночей, поэтому во мне нашлись силы записать замечания в дневник. Табо разбил нам лагерь недалеко от реки, где теперь мы можем отдохнуть. К моему удивлению, за несколько миль пути мы не встретили ни единого животного, хотя либериец постоянно говорил об опасности. Признаюсь, я даже испытал разочарование оттого, что не увидел ядовитых змей и свирепых хищников. Главным врагом всё же оставалась природа...
http://s019.radikal.ru/i600/1203/b2/c2194d60fb59.jpg
24 июля
Я только очнулся после недельной лихорадки в каюте одного из торговых кораблей. Разум затуманен, но я обязан рассказать тот ужас, который останется клеймом на мне. Я мучился от беспокойных снов с мерзкими созданиями, что я видел.
О Боже, мне хочется умереть...
Почему лихорадка не забрала мою жизнь?
В ту проклятую ночь мы с Табо рано легли спать. После жаркого, изнурительного путешествия я сразу погрузился в сон, сопровождаемый тихим пением африканца. Он делал это каждую ночь, в надежде уберечь нас от злых духов, приходящих во сне. Я не противился, а просто позволял ему остаться в своем неведении. Как же я жалею, что не воспевал вместе с ним! Я был глуп, как и многие иностранцы, приезжающие в Африку для развлечения или торговли. Меня разбудил сильный приступ удушья, словно чьи-то тонкие пальцы вцепились в шею. В нашей ночлежке стояла тишина, но в ночи я слышал монотонный ритм барабана и низкий гул голосов, похожих на пение. Мой взгляд сразу пал на лежанку рядом, где устроился Табо. Мужчина, свернувшись в комочек, умиротворенно посапывал, я же почувствовал острую необходимость в глотке чистого воздуха. Снаружи звук барабана усилился и недалеко за пологим холмом я увидел зарево, поднимающееся в ночное небо. Вокруг огня сумбурно плясали тени, отчего во мне зародился нездоровый интерес. Меня словно заколдовал этот мистический зов, сливающийся с духом дикой местности. Я не раздумывая помчался ему навстречу, подгоняемый шепотом, и остановился лишь тогда, когда оказался совсем близко к развернувшийся вакханалии. Вокруг неистового костра кружили люди черные, как смоль. Они сливались с тенями и были похожи на чертей, выползших из ада! Боже милостивый! Кто бы мог подумать, что он существует? Но я воочию стал свидетелем кошмара. За черным кругом, на алтаре, сотворенном из серого камня, стоял жрец с поднятыми кверху руками. Его охраняли находящиеся подле красные тотемы, чьи безобразные лики, казалось, ожили под натиском этих мистических вибраций.
- Имма! Курсу! Тореда!- кричали черти, посылая неведомому существу свой вой и продолжали кружить.
Я почувствовал странную дрожь, содрогнувшую землю под ногами, а над темными водами Мано сверкнула молния, рассекшая чистые небеса. Из костра, словно освободившись из мучительного заточения, выползли безликие твари, которые, подобно своим спасителям, сливались с ночью. Это была дышащая тьма с горящим янтарным взором. Аборигены упали на сухую землю и завопили, призывая жутких созданий накрыть их. Они тут же вонзили свои ненасытные глотки в тела негров и порвали на кусочки, томно наслаждаясь плотью своих жертв. Я видел, как кровь несчастных, заливала голый островок вокруг кострища, и не мог двинуться с места! О Господи! Я видел первозданное зло, которое знало, что я наблюдаю за его шествием и не могу оторвать взгляд...
http://s019.radikal.ru/i620/1209/bb/43300b8df5a4.jpg
Только когда страх отпустил меня из своей мертвой хватки, я помчался сломя голову в неизвестно направлении, задыхаясь от собственных слез, пока не рухнул без сил на просторной равнине, среди сухой травы...

***

Джина медленно отодвинула дневник в сторону. Её распаленное воображение очень ярко представило описываемый кошмар, положивший на душу девушки тяжелый отпечаток. Она прокручивала последние сроки вновь и вновь, в попытках постичь всю семантику написанных слов. Ей показалось, что на кожу лег покров из грязи, от которого немедленно захотелось избавиться. Джина слишком резко встала из-за стола и стремительным шагом направилась в ванную комнату.
- Тьма смотрела на меня... - шептала Джина, уже ступая по темному холодному кафелю. - А я смотрела на нее...
Не замечая ничего вокруг, будто находясь во сне, девушка подошла к раковине, чтобы открыть холодную воду. Громкий шелест залил помещение, и только увидев своё отражение в зеркале, Джина пришла в себя. Она удивленно посмотрела на увядающую незнакомку по ту сторону, а затем опустила взгляд на струю.
- Да что же за проклятие такое?! - выругалась она, с силой ударив по рычагу.
Время медленно остановилось...
Джина снова испытала то тревожащее чувство в груди, от которого даже волосы на голове встали дыбом. Воздух стал холодным и на раковине образовался тоненький слой инея, задевший кончики ее пальцев. С безграничным отчаянием девушка решила оглянуться назад. Перед ней возник сгусток энергии, настолько плотной, что пространство вокруг деформировалось. Нечто пожирало живые частички света, смешанные с пылью, будто пыталось заполнить темнотой всю комнату. Джина нашла в себе силы попятиться в сторону, несмотря на сильную дрожь.
- Нет...нет...- еле шевеля синюшными губами, проговорила она.
Темная масса завибрировала в ответ, выпуская из своих недр два желтоватых огонька, и подобралась ближе к девушке, намереваясь заключить ее в свои объятия. Джина, охваченная ужасом, рванула к двери но, не успев даже пошевелиться, она оказалась прижатой лицом к зеркалу, гладь которого украсили неровные трещины.
- Фор'тьхай...- прошипела темнота, отшвырнув девушку на пол. Вместе с ней со звоном полетели крупные осколки стекла.
Джина, оказавшись внизу, ощутила острую боль в виске и медленно стекающую по щеке струю крови, которая, достигнув подбородка, большой каплей упала на ледяной кафель. Невыносимые судороги скрутили ее тело, что оно стало похожим на тугой кнут, растянутый до крайнего предела. Девушка закричала в отчаянии, но звук моментально был поглощен темной материей, нависшей над ней. Тварь из иного мира разрослась, как метастаза, получившая свою долю кислорода. Джина ничего не могла поделать, ведь оцепенение лишило её последней надежды на спасение...
http://s019.radikal.ru/i614/1203/a1/2e8300b8f5fb.jpg
- Джина... - уже на доступном для девушки языке сказало аморфное чудовище, поднимая кусок зеркала. - Ты будешь служить нам... - продолжило оно, голосом, сопровождаемым множественным эхо и начало выцарапывать что-то на плече Джины. Медленно и мучительно, будто растягивая удовольствие, тьма с неистовой силой вгоняла острый предмет под кожу, ожидая того момента, когда она упадет замертво, распотрошенная страхом. Из нее словно щипцами вырывали кусок плоти. Перед глазами заплясали искры, а сердце практически замерло, но время неожиданно набрало свои обороты, запустив внутренний механизм с новой мощью. Темная материя стала сжиматься, будто умирающая звезда, готовая превратиться в мельчайший атом из другого измерения...
Послышался бой часов с коридора, похожий больше на хруст костей и в ванной комнате осталась только Джина, неподвижно лежащая на спине. Кровь с раны на руке хлынула небольшим потоком, стоило девушке расслабиться, а когда она почувствовала столь неприятное тепло от маленького ручейка, достигшего локтя, её забила неистовая истерика. Из груди вырвался крик души, больший похожий на вой погибающего волка.
- Я не сумасшедшая, - зарычала она, с трудом приняв сидячее положение возле раковины. Джина не могла остановиться, потрясение буквально раздирало её на части!
Уничтожило!
Растоптало!
От мучительного вопля проснулась Мия и тут же побеждала к подруге. Она рывком открыла дверь, но затем застыла возле входа, повергнутая в шок от увиденного. Ей любимая, дорогая Джина в истерике кричала, срывая голос, не способная остановиться.
- Родная...что произошло? - очень неуверенно сказала Мия, хотя мысленно вопрошала: «Как ты могла сделать с собой такое?!»
Джина поняла это по укорявшему взгляду голубых глаз и впала в какое-то странное бешенство, разбавленное глубоким неуважением к себе:
- Пошла вон! - заревела она. - Вон!
- Джина, успокойся... - настороженно сказала подруга.
Девушка, охваченная яростью, схватила большой кусок разбитого зеркала, который впился в ладонь и швырнула его в сторону Мии. Бедняжка сразу успела скрыться за дверью, напуганная поведением Джины.
http://s019.radikal.ru/i602/1203/35/0543e8a0111f.jpg
Спустя пару часов от Джины осталась лишь полуживая оболочка. Лишенная всех ощущений, она лежала в ванне с закрытыми глазами. Разум замолчал, а вместо души поселилась пустота. Что же такое пустота? Это бездонная дыра внутри, края которой невозможно свести. Мир пошел вперед и Джина, как пустая бутылка дешевого вина, уже безвольно бороздила волны забытья.
В ванную комнату тихо зашел высокий парень с застывшей грустью на лице. Он был по-особенному красив и хорошо сложен, что даже античные творцы слепили бы по его образу скульптуру, олицетворяющую величие мужской силы. Молодой человек медленно подошел к ванне и молча опустился на маленький коврик рядом, чтобы лицезреть девушку, некогда бывшую его единственной любовью. Мия позвонила Митчелу сразу, как покинула дом Джины. Она сбивчиво тараторила в трубку, рассказывая ему о случившемся, а потом просила о помощи, как у человека, всегда находившего способ излечить любые женские раны. Парень впервые видел девушку в таком удрученном состоянии, отчего чувствующее сердце болезненно сжалось. Когда она успела так измениться? Почему он не видит в ней ту Джину -сильную и одинокую? Митчелу безумно хотелось дотронуться до нее, ощутив вновь этот неподатливый бархат. Ему хотелось взять ее на руки, даря тем самым негласную защиту в его объятиях, но Митчел слишком хорошо знал Джину, противящуюся трепетному отношению. Поэтому он просто решил побыть рядом, с нетерпением ожидая момента её пробуждения.
В противовес Джины, в голове парня мелькали воспоминания и мысли, бурлящие нескончаемым потоком. Он вспоминал дни, проведенные с ней, как в раю. Вот они стоят на краю утеса и любуются маленьким городком, украшенным лучами утреннего солнца. Внизу простирается небольшое озеро, а за ним узкая дорога, по которой вяло плелись машины в один ряд. Митчел отчетливо слышит её озорной смех, вызванный разговором об удачной сдаче экзамена.
- Знаешь, никогда не думала, что смогу так легко списать! Профессор Дорит просто слепой, знаешь ли! - говорила она, буквально повиснув на шее у Митчела.
Парень тяжело задышал, мысленно ругая себя за то, что никак не оставит прошлое. Как его можно оставить, если чувства, которые зародились тогда, живут вместе с тобой в настоящем? Они поддерживают тонкую связь между вереницей судеб времени и позволяют сохранить своё «я».
http://s019.radikal.ru/i609/1203/40/01750cf8faa2.jpg
- Родная... - нежно произнес Митчел, готовый раскрыть все карты своих чувств, хотя знал, что в эти мгновения слова не нужны и, подняв неожиданно отяжелевшую руку, он притронулся к Джине.
Столь легкое прикосновение было словно торнадо, часто бушующее в западных штатах. Он ворвался в зияющую трещину, чтобы вырвать ее из нагнетающего забвения, и отыскал в глубинах памяти незначимые для настоящего воспоминания. Она, ещё совсем маленькой девочкой, сидит с матерью в кабинете у психиатра по имени Джулс. Это была женщина среднего возраста, с копной вьющихся золотистых волос, очень похожая на хрупкую хрустальную фигурку. Она стала для малютки Джини воплощением женственности, так нуждающейся в нежной материнской опеке.
- Ваша дочь, Лора, очень чувствительная девочка. Это, безусловно, связано с незначительной патологией. Главное, не допустить развития отклонения. Я могу посоветовать заботиться о эмоциональном состоянии Джины - женщина говорила спокойно, стараясь никак не задеть чувств пациентки.
- Значит, нормально, что моя дочь ещё пуще закатывает истерики? - надменно выпалила Лора. Мать её являлась полной противоположностью прелестному врачу-психиатру. Привлекательная ведьма со скверным нравом покоряла вершины и мужчин, но никогда не стремилась стать примерной матерью, на которую Джине хотелось бы походить. Потом в мысли залез Генри, со своим опасным притяжением. Она вспомнила их первую встречу... Он приблизился к ней настолько близко, что она ощутила запах могильной земли, исходивший от него.
«-Генри не приближался ко мне тогда» - промелькнула мысль в голове. –«Или приближался?».
Потом воспоминания превратились в жуткое видение. Тысячи людей, тонущих в черном болоте, кричали в мучениях и просили о помощи. Джина парила над ними вместе с Марком Уэзли, который отчаянно пытался перебить больные возгласы потерянных душ.
- Джина! Знаки! Судьба! Твоя чувственность!
Головоломка знаков вдруг возникла перед ней, готовая раскрыть истинный смысл.
- Я где-то видел этот символ - с хрипотцой в голосе сказал Митчел, рассматривая рану на плече. - Только не могу вспомнить.
Джина раскрыла глаза и с удивлением захлопала ресницами, словно она только что возродилась из пепла. Взгляд моментально скользнул на Митчела, продолжающего рассматривать символ.
- Что ты сказал? - выдавила из себя она.
- Я про символ, который, как сказала Мия, ты вырезала себе на руке, - с улыбкой на лице ответил парень, переполняемый радостью от её пробуждения. - Очень похож на звезду Давида, но не он. Нелепо было думать о том, что Джина могла причинить себе вред. Эта девушка, даже с долей безумия, никогда не превратилась бы в одержимую суицидницу.
«Видимо, он несет для нее особый смысл» - мысленно оправдывал ее молодой человек.
http://s017.radikal.ru/i436/1203/32/5fdeeafde783.jpg
Джина с трудом уловила смысл сказанных слов, по-прежнему пребывая в легкой прострации, но когда ей удалось постичь его, она моментально вылезла из белой керамической ванны и подбежала к разбитому зеркалу.
- Всё это правда! - осознала девушка, принимаясь разглядывать порезы, оставленные могущественным существом. Вначале ровные, прямые линии никак не хотели приобретать целостность, но потом они преобразились, приняв форму пятиконечной звезды, внутри которой находился тот странный, треугольной формы символ на картине с расчаленной девушкой. Джина, напуганная неожиданным совпадением, в шоке замотала головой, заметавшись по комнате.
- Ах, вспомнил! Это знак средневекового общества «Исповедь Иуды»! Общество возникло в ответ на появление инквизиционных органов и прославляло славные времена язычества.- Митчел намерено говорил непринужденно, следя при этом за каждым движением девушки. Ее необъяснимые метания сильно обеспокоили его.
- Ты веришь в судьбу? - неожиданно для них обоих спросила она.
- Вот, теперь я верю, что ты заболела, - Митчел теперь с тревогой взглянул на нее. - Раньше ты не говорила о таких нелепых вещах.
Джина сама себе не верила, но чувствовала всем сердцем, что события, произошедшие за несколько дней, как-то связаны между собой. Словно они, как черные грифы, кружат над ней в ожидании несчастья.
- Я серьезно, Митчел. - Джина сразу подумала о дневнике, оставленном покорно лежать на столе. Он вдруг стал последним доказательством того, что девушка сохранила здравый рассудок и не растворилась в бредовых приступах безумия.
- Пойдем, я покажу тебе кое-что... - она с тревогой зашла на кухню и сразу уперлась взглядом в раскрытую тетрадь. Джина подтолкнула Митчела вперед, давая ему возможность опровергнуть собственные опасения.
- Ты мне раритет с архивов решила показать, - парень вопросительно поднял бровь.
- Прочти... – с облегчением произнесла Джина. Дневник не плод ее воображения, а действующая данность, как необходимая для жизни земная атмосфера.
Он в два шага настиг стола и взял дневник в руки. Мелкий, отрывистый почерк не позволил прочесть даже одного слова. Джина заметила, как Митчел растерялся, пытаясь постичь практически невидимую логику её действий, и решила подойти к нему. В попытках объяснить происходящее себе самой, она более увязла в паутине догадок. Девушка лишь нежно положила ладонь на его щеку, собравшись хоть как-то успокоить парня:
- Я не сошла с ума, но мне самой трудно объяснить своё состояние - голос её так непривычно дрожал, что девушке сразу захотелось закурить.
- Ты меня пугаешь, Джина, - серьезно сказал Митчел, убрав бледную руку с лица. - Действительно пугаешь.
Джина уже не слышала его, ведь поняла, кто мог расставить всё на свои места. Генри! С него началась волна бесконтрольных видений. Он обязан всё знать...

0

15

gostei

0

16

Потрясающе написано!

0

17

Прочитала на одном дыхании, и фотографии красивые. Спасибо автору  :)

0


Вы здесь » Cool Sims » Симс-сериалы и истории » Мучение души моей


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC